Спортивный арбитраж: генезис и современное состояние

10 августа 2003

В начале 1980-х гг. количество международных споров, связанных со спортивными соревнованиями стало динамично возрастать. Многие из возникших конфликтов разрешить было невозможно из-за отсутствия соответствующего органа, наделенного необходимыми юридическими полномочиями.

 

В начале 1980-х гг. количество международных споров, связанных со спортивными соревнованиями стало динамично возрастать. Многие из возникших конфликтов разрешить было невозможно из-за отсутствия соответствующего органа, наделенного необходимыми юридическими полномочиями.

В 1981 году президент Международного Олимпийского Комитета (МОК) Х.А. Самаранч высказал идею о создании спортивно-ориентированной юрисдикции. В следующем году на сессии МОК, проведенной в Риме, эта идея была поддержана международным спортивным сообществом. Рабочую группу по подготовке необхо-димых уставных документов возглавил судья Киба Мбэй, который был в то время членом Международного суда в Гааге.

В 1983 г. МОК официально ратифицировал уставные документы Спортивного Арбитражного Суда (CAS), которые вступили в силу 30 июня 1984 г. CAS стал действующим с этого момента под руководством Президента К. Мбэй и Генерального секретаря Гилберта Шуоара.

Устав CAS 1984 г. дополнялся набором процедурных инструкций. Все эти юридические документы были несколько изменены в 1990 г. По вновь введенным правилам CAS состоял из 60 членов, назначаемых МОК, НОКами, Международными спортивными федерациями и Президентом МОК (по 15 членов каждый). Все расходы по содержанию CAS принимал на себя МОК. В принципе, судебные процедуры были бесплатными, за исключением споров финансового характера, когда стороны могли оплатить часть затрат.

Слушания начинались с попытки достижения примирения. Компромиссный вариант сторонам конфликта предлагал Президент CAS. Если предложение не устраивало стороны, начиналась арбитражная процедура.

Помимо арбитражной процедуры Спортивным судом применялась также консультационная практика, открытая для любой спортивной организации или индивидуума. Посредством консультаций CAS мог представить свое мнение по поводу любого юридического вопроса относительно любой деятельности, связанной со спортом вообще.

В 1991 г. CAS издал Руководящий принцип для арбитража, одним из важнейших пунктов которого стал следующий: "Любой спор, который решается посредством Спортивного Арбитражного Суда, исключает любое обращение к обычным судам". Помимо этого "Конфликтующие Стороны обязуются исполнять требования Устава и Инструкций CAS, предоставлять оплату за судопроизводство и никоим образом не препятствовать выполнению решения CAS". Этот пункт послужил прототипом для последующего создания специальных правил урегулирования споров между различными спортивными организациями и федерациями.

Реформа 1994 года. В феврале 1994 г. наездник лошади по имени Элмар Гундель подал апелляцию в CAS на основе арбитражного пункта в уставе Международной федерации конного спорта (FEI), бросая вызов решению, принятого федерацией. Решение, которое было принято FEI по факту допинга лошади, дисквалифицировало наездника на 3 месяца. CAS, рассмотрев дело, смягчил наказание - срок дисквалификации был уменьшен с трех до одного месяца.

Элмар Гундель не согласился с этим решением и обратился с апелляцией в швейцарский Федеральный Трибунал, мотивируя это тем, что CAS является зависимым от МОК органом и не обеспечивает беспристрастного рассмотрения дел. [1]

Дело Э. Гунделя привело к реформе CAS, целью которой было обеспечить независимость суда от МОК в финансовом и организационном плане.

Парижское соглашение. Создание Международного Арбитражного Совета в области спорта было одобрено в Париже 22 июня 1994 г. с подписанием "Соглашения относительно конституции международного Совета Арбитража для Спорта". Это соглашение называют также "Парижское Соглашение". Оно было подписано самыми высокими инстанциями, представляющими спортивный мир - Президентами МОК, Ассоциации Летних Олимпийских Международных Федераций (ASOIF), Ассоциации Международных Зимних Спортивных Федераций (AIWF) и Ассоциации Национальных Олимпийских Комитетов (ANOC).

Преамбула Соглашения гласит, что "с целью облегчения решения споров в области спорта, обеспечения защиты прав сторон и абсолютной независимости Спортивного Арбитражного Суда, стороны решили в соответствии со взаимным соглашением создать орган, названный Международным Советом Арбитража для Спорта (МАСС), под эгидой которого CAS будет впредь находиться".

Соглашение определило назначение начальных членов МАСС и финансирование САС, которое составило в 2000 г. сумму в 1,8 млн. швейцарских франков.

С тех пор, как Парижское Соглашение было подписано, все олимпийские международные федерации, а также большинство Национальных Олимпийских комитетов признали юрисдикцию САС и включили в свои уставы арбитражный пункт, относящий споры к ведению CAS.

Децентрализованные офисы CAS. В 1996 г. МАСС создал два постоянных децентрализованных офиса - первый в Сиднее (Австралия), и второй - в Денвере (США). В декабре 1999 г. Денверский офис был перемещен в Нью-Йорк. Эти офисы являются филиалами штаб-квартиры CAS в Лозанне (Швейцария) и согласовывают свои процедурные действия с центральным офисом. Создание децентрализованных офисов было необходимо для облегчения доступа к CAS спортивной общественности из стран Океании и Северной Америки.

Тогда же, в 1996 г. МАСС начал создавать Спортивные арбитражные суды выездного характера, которые урегулировали в течение 24-часового срока любые споры, возникающие в течение Олимпийских Игр в Атланте. Эти суды были составлены из двух президентов и 12 арбитров, которые постоянно находились на Играх. Специально для Олимпиады действовала простая, гибкая и бесплатная юридическая процедура. За время проведения Олимпиады в Атланте выездные суды САС рассмотрели 6 случаев.

В 1998 г. также действовали два выездных подразделения САС, один из которых был направлен МАСС на зимние Олимпийские Игры в Нагано, а второй - на Игры Содружества наций в Куала-Лумпуре. Оба этих подразделения были организованы почти таким же способом, что и в Атланте (но число арбитров было уменьшено до шести), аналогичной была и юридическая процедура рассмотрения споров.

К CAS также обращался Европейский Футбольный Союз (UEFA) с целью оперативного рассмотрения споров, возникающих на европейских футбольных чемпионатах, проводившихся в Бельгии и Нидерландах в июне и июле 2000 г. В этом же году выездное подразделение CAS работало на Олимпийских Играх в Сиднее (за период проведения Олимпиады мобильным подразделением Арбитражного Суда было рассмотрено 15 дел).

Статистика CAS. Количество дел, рассматриваемых САС, из года в год растет. Увеличивается со временем и круг вопросов, по которым САС выносит свои решения (см. табл.1 и табл.2).

Таблица 1

Случаи, представленные в Спортивный Арбитражный Суд со дня вступления в силу Кодекса спортивного арбитража (22 нояб. 1994 г.)

 

 1995199619971998199920002001Всего
Простые процедуры2474851040
Процедуры апелляции8101133245532173
Консультативные процедуры 1040
Процедуры апелляции8101133245532173
Консультативные процедуры312311011
Процедуры ad hoc0605015026
Итого13212045337642250

Источник: http://www.tas-cas.org.

 

Таблица 2

Статистика предоставления запросов в Спортивный Арбитражный Суд

 

ГодЗапросы, (внесенные в протокол) поданные на арбитражЗапросы, поданные по совещательному мнениюВсегоЗаявки на арбитражЗапросы на консультативное мнениеВсего
1986112112
1987538213
19883912011
1989549101
19907613101
199113518415
19921962512012
1993131427617
199410717516
199510313628
19962012115015
199718220505
19984234532234
19993213320121
20007517650151
20014204221021
Всего3156638118112193

Источник: http://www.tas-cas.org.

 

В заключении хотелось бы кратко рассмотреть практику взаимодействия российской спортивной общественности и САС. В последние годы отечественные спортсмены и спортивные федерации стали все чаще обращаться в САС для урегулирования возникающих споров и конфликтов. И это, как нам представляется, весьма позитивный факт: если ранее наши спортивные функционеры, спортсмены и тренеры просто обижались на сомнительные или неправомочные действия своих визави (или же бойкотировали соревнования), то теперь они прибегают к правовым инструментам и отстаивают свои законные интересы в судебных инстанциях.

Показателен в связи с указанными обстоятельствами факт обращения Федерации фехтования России (ФФР) в САС в ответ на решение внеочередного конгресса Международной федерации фехтования (ФИЕ) исключить командные соревнования саблистов и рапиристок из программы Олимпиад. Как известно, исключение соревнований саблистов и рапиристок произошло в результате введения в программу Игр женской сабли. По мнению российской стороны, которую высказал вице-президент ФФР Ю. Бычков, такое решение не только уменьшает шансы нашей сборной на завоевание золотых медалей, но и противоречит действующей Олимпийской Хартии. Согласно ст.52 Хартии "Спортивная программа, включение видов спорта, дисциплин и видов соревнований" в программу Олимпийских Игр могут быть включены только виды соревнований для мужчин, распространенных не менее чем в 50 странах и на трех континентах, для женщин - не менее чем в 35 странах и на трех континентах. Однако на сегодняшний день женская сабля культивируется только в 23 странах мира. Кроме того, уже два года саблисты и рапиристки готовятся к предстоящей Олимпиаде, до которой осталось менее двух лет. При этом пункт 3.4 Хартии гласит, что "виды соревнований включаются в программу за 4 года до очередных Олимпийских игр". Указывая на данное нарушение, российская сторона просит МОК не ратифицировать решение ФИЕ; если же из программы Игр в Афинах командные соревнования рапиристок и саблистов все же будут исключены, ФФР вынуждена будет обратиться в Спортивный Арбитражный Суд.

Нельзя не отметить и случай обращения в САС наших ведущих лыжниц Л. Лазутиной и О. Даниловой в ответ на дисквалификацию и лишение олимпийских медалей в Солт-Лейк-Сити. Обе наши спортсменки обратились с апелляцией в САС на действия Международной Федерации Лыж (FIS). И хотя в итоге апелляции были отклонены, все же важен сам прецедент, когда решения интернациональной спортивной федерации оспаривались российской стороной в судебном порядке, с использованием норм международного спортивного права.

*****

[1] В период до 1994 г. Спортивный Арбитражный Суд полностью финансировался Международным Олимпийским Комитетом.